Четверг
27.07.2017
05:46
Главная
Дневник
Зов предков Приветствую Вас Гость | RSS Регистрация
Вход
Меню сайта

Категории
Александр Васильевич Барченко. Загадка исследователя [57]
Журналистское расследование.
Наброски к книге "Psi-007" [0]
Это любопытно [388]
Аномалия [0]
Загадочное [210]
Дежавю [0]
Гипотезы [23]
Наука [34]
Апокалипсис [48]
Психотроника [11]
Полтергейст [17]
Полёт над гнездом кукушки [26]
Создание книги онлайн на документальном материале.
Пирамида [18]
Рассматриваются различные древние пирамиды как сооружения, функциональное предназначение, свойства и т.п.
НЛО [124]
Атлантида [8]
Биопритяжение [0]
Русский Национальный Фронт [101]
И.В. Сталин – 1945 [10]
Нищие русские в XXI веке [19]
Автор Аксентий Выдрин [18]
Автор Юрий Волжанин [47]
Автор Светозар Давыдов [4]
Рассказы провинциала [6]
Земляки Тверской губернии [17]
Зов предков [18]
Круги на полях [1]
Загадочные круги из злаков на полях.
Оккультизм [7]
Понятие, категории, история, эзотерика и т.п.
Артефакты [1]
Явление, процесс, предмет, свойство предмета или процесса, появление которого в наблюдаемых условиях по естественным причинам невозможно или маловероятно.
Оборона России [0]
Библиотека [0]

Видео
Россия
Вставай страна огромная
Нинель Кулагина
Нинель Кулагина 1
Нинель Кулагина 2
Телекинез
Автоматическое письмо
Биопритяжение
Биопритяжение 1
Биопритяжение 2
Биопритяжение 3
Полтергейст
Психокинез
Психокинез 1
НЛО над Норвегией
Тесла из Приморья
Еврейская казачья
Казачья еврейская
Казачья «Не для меня»

Категории раздела

Форма входа

Главная » 2009 » Сентябрь » 7 » Глеб Иванович Бокий
11:47
Глеб Иванович Бокий

Руководитель Спецотдела при ОГПУ Глеб Иванович БОКИЙ родился в 1879-ом году в городе Тифлисе (Тбилиси) в семье интеллигентов из старинного дворянского рода. Его предок Фёдор Бокий-Печихвостский, владимирский подкоморий (третейский судья) в Литве, упоминается в переписке Ивана Грозного с Андреем Курбским. Прадедом Глеба Бокия был известный русский математик Михаил Васильевич Остроградский. Отец Глеба Бокия — Иван Дмитриевич — действительный статский советник, учёный и преподаватель, автор учебника «Основания химии», по которому училось не одно поколение гимназистов. Старший брат и сестра Глеба пошли по стопам отца. Борис Бокий окончил Петербургский горный институт, стал квалифицированным инженером, потом преподавал в том же институте. Он считается одним из основоположников отечественного горного дела. Сестра Наталья выбрала специальность историка, она не один год преподавала в Сорбонне.

Казалось бы, такая же блестящая карьера ожидает и юного Глеба. И действительно, поначалу Глеб ведёт себя соответствующим образом. В 1896-ом году, после окончания реального училища, он, вслед за своим старшим братом, поступает в Горный кадетский корпус имени императрицы Екатерины II в Петербурге. В 1898-ом году Борис пригласил его и сестру принять участие в демонстрации студентов. Произошло столкновение с полицией, все трое были арестованы. Глеба к тому же ещё и избили. Их освободили по ходатайству отца, но его больное сердце не выдержало позора, и спустя несколько дней отец скончался. Потрясенные этим горем, братья приняли диаметрально противоположные решения. Если Борис, считая себя виновником смерти отца, совсем отошёл от политики, то Глеб, наоборот, окончательно встал на стезю профессионального революционера.

С 1900-го года он — член Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). В 1902-ом был сослан в Восточную Сибирь за подготовку демонстрации. В 1904-ом Бокий введён в состав Петербургского комитета РСДРП как организатор объединенного комитета социал-демократической фракции высших учебных заведений. В апреле 1905-го Глеб арестован по делу «Группы вооруженного восстания РСДРП». Бокий амнистирован по октябрьскому манифесту, но в 1906-ом году вновь арестован по делу «Сорока четырех» (Петербургского комитета и боевых дружин). Всего большевик Бокий 12 раз подвергался арестам, провёл полтора года в одиночной камере, два с половиной года — в сибирской ссылке, от побоев в тюрьме получил травматический туберкулёз.

У Глеба Бокия было интересное хобби: он увлекается тайными восточными учениями, мистикой и историей оккультизма. Его наставником в области эзотерических поисков стал Павел Васильевич Мокиевский — врач, теософ и гипнотизёр. Известный столичной публике в качестве заведующего отделом философии научно-публицистического журнала «Русское богатство», он был членом мартинистской ложи. Мокиевский же рекомендовал в своё время для принятия в ложу и Александра Васильевича Барченко.

В 1906-ом году полиция в очередной раз арестовала студента Горного института Глеба Бокия, создавшего под прикрытием бесплатной столовой для учащихся института большевистскую явку. Мокиевский внёс за него залог в 3000 рублей, после чего молодого революционера выпустили на свободу. Мокиевский настолько привязался к Бокию, что в 1909-ом году ввёл его в свою ложу. Но Бокий оказался на низшей из степеней посвящения, и многих мартинистов он, конечно, не знал. Павел Васильевич, однако, сообщил ему о принадлежности к их ложе художника Рериха. Кроме того, он старался помочь студенту достигнуть высших степеней и всячески рекомендовал его в узком кругу. Так, именно он рассказал о молодом таланте Рериху и Барченко.

При очередном аресте у Бокия забирали его по виду самые обычные ученические тетради, исписанные математическими формулами, а на самом деле — записями о подпольных делах, зашифрованными математическим шифром. Шифр этот являлся изобретением Глеба Ивановича, и ключ к нему был известен только ему одному. Лучшие шифровальщики, какими только располагала царская охранка, ломали головы над этими "формулами”, подозревая в них шифр. Однако раскусить этот орешек они так и не смогли.

В декабре 1916-го года Бокий вошёл в состав Русского бюро ЦК РСДРП. А сразу после падения самодержавия он возглавил в Русском бюро отдел сношений с провинцией. В октябре 1917-го года он — член петербургского военно-революционного комитета, один из руководителей вооруженного восстания. В феврале-марте 1918-го года, в период наступления немецких войск, Бокий становится членом Комитета революционной обороны Петрограда. С марта он — заместитель председателя Петроградской ЧК, а после убийства Моисея Урицкого — председатель. Затем Бокий возглавлял Особые отделы Восточного и Туркестанского фронтов, был членом Турккомиссии ВЦИК и СНК РСФСР и полномочным представителем ВЧК.

Однако вскоре Бокию была поручена совершенно новая работа. Сразу после прихода к власти большевистское правительство столкнулось с проблемой сохранения тайны при передаче оперативных сообщений. Советское государство и его армия не имело надёжной системы шифров. Вот как охарактеризовал ситуацию нарком иностранных дел Чичерин в своём письме Ленину от 20 августа 1920-го года: «Иностранные правительства имеют более сложные шифры, чем употребляемые нами. Если ключ мы постоянно меняем, то сама система известна многим царским чиновникам и военным, в настоящее время находящимся в стане белогвардейцев за границей. Расшифровывание наших шифровок, я считаю, поэтому вполне допустимым». Поэтому 5 мая 1921-го постановлением Малого Совнаркома создаётся советская криптографическая служба в виде Специального отдела при ВЧК. Начальником новой структуры и одновременно членом коллегии ВЧК назначается Глеб Бокий.

В начале 20-х годов отдел включал шесть, а позднее — семь отделений. Однако собственно криптографические задачи решали только три из них: 2-е, 3-е и 4-е.

Так, сотрудники 2-го отделения спецотдела занимались теоретической разработкой вопросов криптографии, выработкой шифров и кодов для ВЧК-ОГПУ и всех других учреждений страны. Его начальником был Тихомиров.

Перед 3-м отделением стояла задача "ведения шифрработы и руководства этой работой в ВЧК". Состояло оно вначале всего из трёх человек, руководил отделением старый большевик, бывший латышский стрелок Фёдор Иванович Эйхманс, одновременно являвшийся заместителем начальника Спецотдела. Эйхманс организовывал шифрсвязь с заграничными представительствами СССР, направлял, координировал их работу. Сотрудники 4-го отделения, а их было восемь человек, занимались "открытием иностранных и антисоветских шифров и кодов и дешифровкой документов". Начальником этого отделения был Гусев, который одновременно выполнял обязанности помощника начальника Спецотдела. Перед остальными отделениями спецотдела стояли такие задачи:

1-е отделение — "наблюдение за всеми государственными учреждениями, партийными и общественными организациями по сохранению государственной тайны";

5-е отделение — "перехват шифровок иностранных государств; радиоконтроль и выявление нелегальных и шпионских радиоустановок; подготовка радиоразведчиков";

6-е отделение — "изготовление конспиративных документов";

7-е отделение — "химическое исследование документов и веществ, разработка рецептов; экспертиза почерков, фотографирование документов".

Специфика работы учреждения коренным образом отличалась от всего того, что делалось в ОГПУ, а потому требовала привлечения в аппарат людей, обладающих уникальными навыками. Это - прежде всего относилось к криптографам, чье ремесло — разгадывание шифров и ребусов. К 1933-му году в Спецотделе по штату числилось 100 человек, по секретному штату — ещё 89.

Были в структуре Спецотдела и подразделения, информация о которых считалась особо секретной. В частности, была создана группа из учёных самых разных специальностей. Все они формально находились в подчинении заведующего лабораторией Спецотдела и старого члена компартии Евгения Гопиуса, который формально возглавлял 7-е отделение и числился заместителем Бокия по научной работе. Круг вопросов, изучавшихся подразделениями, работавшими на лабораторию Го-пиуса, был необычайно широк: от изобретений всевозможных приспособлений, связанных с радиошпионажем до исследования солнечной активности, земного магнетизма и проведения различных научных экспедиций. Здесь изучалось всё, имеющее хотя бы оттенок таинственности. Всё — от оккультных наук до "снежного человека".

Существовала созданная Бокием так называемая "Дачная коммуна". Правила коммуны сводились к следующему: участники, прибыв под выходной день на дачу, пьянствовали весь выходной день и ночь под следующий рабочий день. Эти пьяные оргии очень часто сопровождались драками, переходящими в общую свалку. Причинами этих драк, как правило, было то, что мужья замечали разврат своих жен с присутствующими здесь же мужчинами. На даче все время топилась баня. По указанию Бокия после изрядной выпивки партиями направлялись в баню, где открыто занимались групповым половым развратом. Пьянки, как правило, сопровождались доходящими до дикости хулиганством и издевательством друг над другом: пьяным намазывали половые органы краской, горчицей. Спящих же в пьяном виде часто «хоронили» живыми, однажды решили похоронить, кажется, Филиппова и чуть его не засыпали в яме живого. Все это делалось при поповском облачении, которое специально для "дачи" было привезено из Соловков. Обычно двое-трое наряжались в это поповское платье, и начиналось «пьяное богослужение»... Подобный разврат приводил к тому, что на почве ревности мужей к своим женам на «Дачной коммуне» было несколько самоубийств.

Атмосфера чекистской "коммуны" очень напоминает атмосферу Великого бала у сатаны из «Мастера и Маргариты» Булгакова. В том числе и своей пародией на богослужение и христианские похороны, в результате которых один из участников едва не погиб.

В декабре 1924-го года, когда Барченко приезжал в Москву для доклада о своих работах на Коллегии ОГПУ, он произвёл на начальника Спецотдела сильное впечатление. Будучи человек умным и достаточно информированным Глеб Бокий был прекрасно осведомлен о положении дел в стране и понимал, что репрессии ВЧК-ОГПУ, начатые как против "социально-чуждых элементов", раньше или позже затронут самих чекистов. С какого-то момента Бокия стали одолевать сомнения, и когда зимой 24-го, после доклада на Коллегии Барченко и Бокий разговорились, учёный сказал фразу, изменившую жизнь обоих собеседников: «Контакт с Шамбалой способен вывести человечество из кровавого тупика безумия, той ожесточенной борьбы, в которой оно безнадежно тонет!..» Ещё больше учёный удивил начальника Спецотдела, сообщив, что ему известно о дружбе Глеба Ивановича с доктором Мокиевским. В результате был создан московский центр «Единого Трудового Братства», первое собрания которого началась с выступления Александра Барченко. Впоследствии, давая показания следователю НКВД, Барченко будет описывать свою тогдашнюю позицию следующим образом:

«По мере поступательного движения революции, возникали картины крушения всех общечеловеческих ценностей, картины ожесточенного физического истребления людей. Передо мной возникали вопросы — как, почему, в силу чего обездоленные труженики превратились в зверино-ревущую толпу, массами уничтожающую работников мысли, проводников общечеловеческих идеалов, как изменить острую вражду между простонародьем и работниками мысли? Как разрешить все эти противоречия? Признание диктатуры пролетариата не отвечало моему мировоззрению.

Для меня ещё больше усугублялся вопрос: стало быть, все кровавые жертвы революции оказались впустую, впереди ещё большие кровавые жертвы новых революций и ещё большее одичание человечества?!

В своей мистической самонадеянности я полагал, что ключ к решению проблем находиться в Шамбале-Агарти, этом конспиративном очаге, где сохраняются остатки знаний и опыта того общества, которое находилось на более высокой стадии социального и материально-технического развития, чем общество современное. А поскольку это так, необходимо выяснить пути в Шамбалу и установить с нею связь. Главным для этого могли бы быть люди, свободные от привязанности к вещам, собственности, личного обогащения, свободными от эгоизма, то есть достигшие высокого нравственного совершенства. Стало быть, надо было определить платформу, на которой люди разных мировоззрений могли бы заглушить свои временные социальные противоречия и подняться до понимания важности вопроса».

В лице сотрудников Спецотдела при ВЧК-ОГПУ, основное из которых - Глеб Иванович Бокий, Барченко нашёл тех, кто мог помочь ему осуществить давнюю мечту — снарядить экспедицию в Шамбалу. Надежды, которые возлагал Барченко на этих людей, вполне оправдались. Весной и летом 1925-го весь Спецотдел волновала одна проблема — организация экспедиции в Тибет. Стоит, видимо, упомянуть, что вскоре после этого пристальный интерес к Тибету проявляют в 1930-е годы нацистские спецслужбы, организовавшие туда три экспедиции СС под личным патронажем Гиммлера и Розенберга. Союз «Единого Трудового Братства» просуществовал до 1937г. Неожиданный арест Г.И.Бокия 7 июня 1937 года и последовавшие затем аресты других "братьев" из этого сообщества, в том числе и самого А.В.Барченко, положили конец "Единому Трудовому Братству".

15 ноября 1937 года Г.И.Бокий Особым совещанием НКВД был приговорен к расстрелу. Среди обвинений, предъявленных ему, наряду со связями с английской разведкой и подготовкой покушения на И.В.Сталина, значилась, между прочим, и организация им масонской ложи.

Labirint-Shop.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Категория: Александр Васильевич Барченко. Загадка исследователя | Просмотров: 3963 | Добавил: Svetozar | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Календарь
«  Сентябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Поиск

Архив

Рассылка
Рассылки Subscribe.Ru
Зов Предков

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 106

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Подписка
Рассылка 'Зов Предков'

Youtube

Наши друзья

Русская Правда
Славянский Союз
Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры
Русское Национальное Единство
Русские Времена
Казачий Центр
Мысли о России
Северные Вести
X-UFO.RU
PROXFiles
UFOSTATION
Психотроника.ру
Пространство Любви
Моя Россия
Экспресстрой

Хостинг
ХОСТИНГ AGAVA.RU
Каждому клиенту домен .ru,
.com, .net, .org бесплатно.
Выбор домена:

 
Планы хостинга:
 Lite, 1 Gb, Email $5
 Normal, 2 Gb, Email, Perl,
 PHP, MySQL
$9

Кино для детей

Любимые фильмы

Бестселлер

Музыка на DVD

Archive

Корзина
Ваша корзина пуста


Copyright MyCorp © 2017